Нешуточный ветер поднялся, стало холодно. Нарядилась потеплее, даже куртку с капюшоном одела.

Мы вчетвером, той же пляжной компанией, сносно поужинали в ближайшем кафе. Ну вот, первый вечер, а как-то тут скучновато, погода не та, и развлечений около места нашей стоянки никаких. Надо что-то думать. Вариантов несколько: тупо идти на лодку и сидеть там; пойти на пирс, прихватив с собой бутылочку вина, и наблюдать горизонт за разговорами; или поехать куда-то всем вместе, на какую-нибудь дискотеку. В таких раздумьях мы плелись на яхту, обсудить все варианты с остальными членами команды. Наша часть была явно за романтические посиделки на пирсе, хотя мне было даже думать об этом холодно. В общем, я бы поддержала любые варианты. На тот момент главное для меня было согреться.

Мы прошмыгнули через лодку наших соседей и собрались все вместе, только капитана неожиданно где-то потеряли. Ну да ладно, надо же ему хоть когда-то от нас отдыхать, да и от лодки тоже.

Договорились идти с бутылочкой вина на пирс. Выйдя заметили, что все лодки наряженные, обвешанные какими-то шарами, флагами, всякой мишурой. И вот эта вся парадная флотилия начала выдвигаться со стоянки на закат. Наверное, это был какой-то местный праздник, решили мы и продолжили наш путь. Выйдя на променад, который проходил прямо по краю бухты, на возвышении, мы ощутили на себе сильный морской ветер. С такой верхотуры было очень удобно наблюдать заход солнца, оно быстро убегало от нас в море и вскоре скрылось. А нарядная флотилия шла как раз на него, все яхты скучковались, и было такое ощущение, что они там возносят какие-то молитвы. Все может быть.

Наша самая активная часть команды, всегда требующая хлеба и зрелищ, активно уговаривала нас поехать на дискотеку. Они выяснили, что поймав такси, мы легко можем добраться до городка, где как раз находится куча баров и подобных заведений. У остальных не было такого огромного желания тащиться невесть куда, и мы все как-то застопорились на месте. То решили найти капитана, чтобы предупредить его, то подумали взять его с собой, а потом и вовсе разбрелись. Мы с Анечкой решили, что лучше вернуться на яхту, переодеться, а может и остаться там. По дороге ей в голову пришла сногсшибательная идея, которая меня тоже очень вдохновила: «А не пойти ли нам навестить наших немчиков на соседней яхте?!», — сказала она. Да, идея замечательная, интересная. Я как раз попрактикую свой немецкий. Возьмем вина, дабы не с пустыми руками ломиться в гости, и пойдем пообщаемся с нашими соседями.

Уже забираясь на их лодку, чтобы пробраться за вином на свою, нас встретил один из немчиков и сказал, мол, заходите к нам на огонек. А мы так радостно быстро ответили ему: «Да-да, конечно, уже идем!» Он, кажется, даже удивился такому быстрому ответу, а может и не понял, что мы реально согласились, потому как перешмыгнув через их лодку и забираясь к себе на борт, мы вновь услышали приглашение зайти в гости. Мы еще раз весело ответили, что уже идем и скрылись в кают-компании, изучая содержимое нашего холодильника. Я выбрала свое любимое красное испанское вино — Sangre de Toro, что в переводе означает «бычья кровь». Прихватив бутыль пленительной жидкости, мы отправились к ним на лодку, она, прямо скажем, отличалась от нашей размерами и внутри была явно просторнее, при том что отдыхало на ней всего четыре человека — условия были шикарны!

Знакомство началось! Четверо моряков, всем примерно около сорока лет, кто-то чуть постарше, кто-то моложе, но примерно в одном диапазоне. Так, первый — Ханс, строитель, небольшого роста, седой с небритой щетиной, такой же седой как и коротко остриженная шевелюра, кажется, он тут самый старший. И в том плане, что он в этом походе был у них капитаном, командовал, в общем. Второй — Мартин, инженер или программист, в очках, почти бритый налысо, очень при этом интеллигентного вида, длинный и худой, он немного моложе остальных. Третий — Рудольф, такой жгучий брюнет, похожий скорее на итальянца, чем немца, вполне симпатичный, он отвечал за бортовую кухню, кто он по профессии я не помню, но именно он накрывал на стол, резал, строгал, насыпал, в общем, угощал закусками нас и кормил всю команду в течение всего их плавания. Вот такое разделение. А четвёртого не было видно, он застрял где-то в душе, и не показывался. Это как раз тот, в красных труселях, которые так раздражали меня при швартовке.

Мы представились тоже, только возраст не назвали, Анечке было интересно, сколько они нам дадут. Правда у них как-то не было намерений нам льстить по этим пунктам, не принято у них такое, так что они очень даже честно пытались предположить поточнее 🙂 В целом, угадали.

Общаться мы стали сразу на нескольких языках, я на немецком, Аня на английском. В общем, у нас неплохо получалось, а за бокалом красного сухого, так вообще язык развязался. Вполне складная беседа выходила. Оказалось, что ребята вовсе и не немцы, а австрийцы, из Вены. Что дружат они уже много лет и каждый год собираются такой компанией или примерно такой, без женщин, и идут в яхтенный поход куда-нибудь. Были уже много где, делились впечатлениями. Я могла на тот момент похвастаться лишь походами по хорватским островам, но зато по большому их множеству. Несколько поездок по островам и побережьям северной и южной Далмации — шикарно! И по сей день считаю, что это одно из лучших мест для яхтинга! Несмотря на кучу других мест где побывала: Франции, Греции, Испании, Черногории и Италии. Везде, конечно, красиво, но Хорватия одна из наиболее, на мой взгляд, приспособленных и разнообразных мест для яхтинга, но возможно, она как первая и незабываемая запала в душу.

В разгар нашей беседы вдруг дверь в кают-компанию открылась, и вышел четвёртый член команды — с мокрыми удлинёнными волосами, яркими блестящими голубыми глазами и с сияющей улыбкой. Это был Кристиан. Он немного удивленно, но обрадованно посмотрел на всю нашу компанию, поприветствовал и прошел вдоль стола, присев напротив меня, не скрывая довольного и, я бы сказала, заинтересованного улыбающегося взгляда. Он, как оказалось, пилот самолёта, как я поняла, в основном он пилотирует частные небольшие самолеты. Кристиан активно вступил в разговор и выяснилось, что совсем недавно он летал в Намибию! А я перед отъездом как раз читала  статью в National Geographic об этой стране — увидев фотографии красной пустыни и прочитав рассказ главного редактора, просто влюбилась в мысль о том, что обязательно надо ее посетить (кстати, до сих пор так и не сделала этого). А тут Кристиан рассказывает тоже про Намибию и я решила — это знак! ))) Было весело и интересно. Мы так просидели проболтали около часа, а потом решили пойти прогуляться. Мартин и Рудольф предпочли остаться на яхте и лечь пораньше спать, а Ханс и Кристиан собрались гулять с нами. Ветер стих, стало приятнее и теплее, в том числе, я думаю, из-за вина и тёплой компании 😉

Мы с Аней забежали на нашу лодку за куртками. Кристиан ловил нас на земле, когда мы спрыгивали с их яхты. Неспешно мы пошли к пирсу. Было уже так темно, на небе светила еще не полная луна, но дорожка в море от нее уходила очень живописная. Погуляли на пирсе, продолжая нашу беседу. Мы с Кристианом как-то сошлись поближе, он меня перестал раздражать (сразу после того как я услышала про Намибию :)) Я вспоминала разные детские и не очень песенки на немецком. Многие он естественно знал, и мы пели их вместе. Мою любимую Über den Wolken, например. В общем было очень душевно и под конец даже романтично. Он меня пытался периодически приобнять или взять за руку. Потом у меня в голове опять закрутился Синатра, и мы стали напевать Май Вей. Время незаметно пролетело за песнями и разговорами. Уже становилось прохладнее и мы, возвращаясь на лодку, все так же напевали…

Забравшись на Вирджинию, мы стали прощаться и уже собирались перейти на свою яхту, но Кристиан легонько задержал меня за руку и предложил остаться еще немного посидеть сверху, поболтать. Я подумала, ну что ж, хотела же я романтику — вот, получите-распишитесь! Анечка пошла спать, Ханс тоже быстро смотался, а мы с Кристианом остались на их лодке, примостившись на теплом пледе и свесив ноги за борт, смотреть на луну и болтать о жизни, насколько позволял мой немецкий.

Кристиану оказалось, кажется, 42 года, у него также имеются шкиперские права, как и у всех остальных членов их команды, много где был на яхте. Особенно он расхваливал Грецию. На тот момент, в Греции я была только как турист на материке, но позже смогла убедиться в его словах о прелестях яхтинга на греческих островах, да… и там было не менее романтично, к слову… Но это уже совсем другая история, а пока… Пока мы сидели, болтали ногами, говорили… У меня были не совсем понятные отношения после развода, я находилась, как говорится, не в «активном поиске», но явно именно того единственного не нашла. Абсолютно свободной себя не чувствовала, как правильная девочка, однако явно была недовольна имеющимися отношениями (приехав из отпуска, поспешила их честно закончить, чтобы не мучить бедного мальчика непонятками). Кристиан, оказалось, тоже был в разводе, детей, как я поняла, у него не было. Был ли он в поиске… вряд ли, думаю проблем с женщинами у него особо не возникало, симпатичный пилот с голубыми глазами… ммм… в общем, со всеми вытекающими 😉

Ах, сейчас вспоминаю как он на меня тогда смотрел, прямо мурашки по коже, так влюбленно 🙂 Прямо любовь с первого взгляда, и не поспоришь! Я думаю, с высоты прожитых лет (ха-ха-ха), что она очень даже существует! Во всяком случае у меня таких было несколько! Но это тоже уже другие истории.

Мы просидели так еще некоторое время в романтической обстановке, слегка покачиваясь на яхте под луной, но я довольно скоро замерзла и правда устала. Стали прощаться. Кристиан чмокнул нежно меня в щечку, когда помогал перелезть на нашу яхту и сказал, что утром обязательно увидимся, и чтобы без этого никуда не уходили! Ну, правильно, они то никуда не уйдут — мы их заблокировали, а вот мы могли и скрыться по-быстрому, но это, естественно, не наш случай, тем более половина команды вернулась в хлам! 🙂 Махнув еще раз ручкой, я удалилась с приятной улыбкой на губах и в мечтательном настроении спать.

Продолжение следует…

Ольга Каверина

Добавить комментарий